Костянтин Жеваго: У Порошенка зараз високий рейтинг, але попереду довга дорога в дюнах (рос.)

11 квітня 2014 р.

Еще недавно украинские бизнесмены шепотом произносили фамилии Януковича, Арбузова и Клименко. Олигархи, каждый как мог, пытались договориться с режимом, даже если декларировали свою оппозиционность. Их не делали разговорчивыми даже сотни погибших на Майдане. И только после бегства Януковича они нашли в себе смелость прямо обвинить в произошедшем банальную жадность Семьи и приближенных.

Один из украинских олигархов Константин Жеваго согласился пообщаться с “Украинской правдой”. Ради справедливости следует сказать, он не стал “тушкой” даже в самые тяжелые для оппозиции времена и оставался во фракции “Батькивщина”, по спискам которой был избран, до окончания каденции прошлого парламента. Хотя, говорит Жеваго, выйти ему предлагал лично Янукович.

При этом, Жеваго – типичный представитель крупного бизнеса в парламенте: он злостно прогуливает Раду и невнятно объясняет необходимость мандата в своей жизни. На момент интервью Жеваго пропустил 95% заседаний в этом созыве, не внес ни единого законопроекта и ни разу не выступил с трибуны. При этом еще Жеваго является официальным руководителем своей компании Ferrexpo, что прямо противоречит украинской Конституции.

Жеваго приходит на разговор с последним рейтингом самых богатых украинцев, подготовленном журналом “Корреспондент” в прошлом году. Депутат не скрывает возмущения.  Сбежавшего афериста Сергея Курченко, который владеет изданием, оценили в 2,4 миллиарда долларов, а Жеваго – в два раза меньше: 1,2 миллиарда долларов. Правда, в этом году жизнь расставит всех на свои места.

– Скажите, как вас коснулся Майдан, что у вас поменялось за последние четыре месяца?

– Поменялось экономически, поменялось и в жизни. Экономически при прошлом режиме меня не особо жаловали, никаких преференций у меня не было. И, на самом деле, я категорически против них. Я считаю, что надо строить рыночные отношения. У меня есть есть публичная компания в Лондоне, и я могу сказать, что рынок ни во что не ставит политические бизнесы. Акции таких компаний ничего не стоят.

Потому что в ведущих банках сидят сотни аналитиков, которые все видят. И если оказывается, что вы получаете прибыл благодаря политическим договоренностям, то аудиторы и аналитики дают своим клиентам соответствующие рекомендации. Эта прибыль в любой момент может испариться, потому что испарятся политические договоренности или поменяется политический режим.

У нас есть масса примеров. Некоторые господа, псевдо-талантливые предприниматели и вундеркинды, еще недавно были на первых страницах глянцевых журналов с рейтингами (показывает на лежащий на столе “Корреспондент” — УП), а теперь, извините меня…

– Вы имеете в виду Сергея Курченко?

– Там еще есть десятки других. Меня всегда интересует, с какой целью сделаны такие рейтинги – да еще и в сотрудничестве с псевдо-аналитиками.

– Там написано “совместно с Dragon Capital”. Вы считаете, что “Dragon Capital” был в сговоре с издателем этого журнала Курченко для того, чтобы завысить его капитализацию?

– Нет, все намного проще. Я так понимаю, что некоторым псевдо-инвесторам просто нравится принимать участие в заседаниях с участием президента, быть аналитиками, экспертам и делать какие-то выводы. Такие рейтинги – это же тоже самое, что и соцопросы. Я все время удивляюсь и говорю: “Как можно верить? Надо всегда дописывать снизу, какие у них были цифры в 2004 году, в 2012 год…”. И если окажется, что к ним есть доверие и они заработали это своей жизнью, значит – им можно верить. А так я могу сам такую лавку организовать и завтра писать, что самый главный кандидат в президенты – это господин Лещенко.

– То есть, вы не верите, что Петр Порошенко сейчас номер один в рейтинге?

– Почему вы задаете такой вопрос? Я верю, что у него высокий рейтинг. Но я считаю, что это долгая дорога в дюнах, и у него действительно есть понимание и поддержка городского населения. Но я не не понимаю, каков уровень поддержки сельского населения.

– Давайте поговорим о бизнесе. Вы упомянули о том, что политический бизнес ничего не стоит. Но это можно проверить только при продаже бизнеса. К примеру бизнес семьи Виктора Януковича — разве они не получали кредиты западных банков?

– Нет, они ничего не привлекали. Они вообще никаких кредитов не имели. Кредиты западных банков в Украине могут привлекать очень ограниченное количество людей.

– Но тот же Ринат Ахметов привлекает кредиты западных банков…

– Ну, во-первых, он туда пришел уже с кредитами, которые у него были до 2010 года. Потому что, надо отдать должное, его Метинвест имеет экспортную ориентацию. И при Ющенко нельзя было сказать, что Ахметов был ключевым бенефициаром всех благ власти. Он вел себя нормально, понятно, предсказуемо. Но потом в момент, когда к власти пришел новый руководитель державы, и Янукович оказывал ему определенные преференции, то тут уже возникла двоякая ситуация. Потому что часто банкам сложно выскочить из отношений. И если у тебя кредитный портфель 3-5 или 10 миллиардов долларов, то им остается либо тебя рефинансировать, либо очень сложно сказать: “Мы уходим в технический или любой другой дефолт”.

– Откуда привлекали деньги Курченко и семья Януковича? И где сейчас деньги: в западных банках или в российских?

– Они однозначно не в западных банках. Думаю, у них хватило денег, чтобы нанять каких-то консультантов, которые им посоветуют положить деньги в русские или в китайские банки. Или в банки, которые не дружат с западным цивилизованным миром и имеют всегда свое мнение по любому поводу. Могу вам сказать, что если приехать в Шанхай и открыть там счет, то китайцы на это посмотрят вполне спокойно.

– Но ведь любая транзакция в долларах все равно проходит через коррсчета США.

–  Любая транзакция в долларах всегда под колпаком. Но не все транзакции в долларах. Это не так. Она проходит в долларах США, но можно сначала поменять доллары, провести транзакцию в евро или в юанях, а потом в том банке снова поменять в доллары. Транзакции в рублях регулируются русским центральным банком, транзакции в юанях регулируются в Китае.

– Насколько реально вернуть в Украину вклады Януковича и его окружения?

– Если заниматься этим правильно и профессионально, то реально. Но в  Украине таких людей, к сожалению, нет, они есть только в Великобритании и в США. В конце-концов, в каждом банке есть свои “комплаенсы” (службы проверки на соответствие – УП). И понятно, что в этих департаментах работают, в том числе, бывшие спецслужбисты, которые все знают, понимают и видят.

– За годы правления Януковича были попытка давления на вас с тем, чтобы вы перестали сотрудничать с оппозицией и давать ей деньги?

– Да безусловно, постоянно.

– То есть вы финансировали “Батькивщину”?

– Ну, я бы не хотел это комментировать. Я не ходил с плакатом и не кричал, что что-то делаю по одной простой причине – это было очень опасно. Вы задайте вопрос налоговой инспекции и прокуратуре, сколько у меня уголовных дел, сколько людей уехало заграницу, сколько людей арестовано, сколько не возмещено НДС. Это и есть давление.  Оно было на всех уровнях, в том числе на самом высоком.

Вы встречались по этому поводу с Виктором Януковичем?

– Да, мы имели с ним беседу на эту тему.

– Вы, кстати, были одним из немногих, кто бы на дне рождения Януковича в 2010 году. Почему?

– Да, это справедливо, я был там. Я знаю этого человека с 1997 года – с тех пора, как он работал замгубернатора Донецкой области. И у меня в свое время в Донецкой области были заводы, какие-то бизнесы. И мы встречались сугубо по деловым обстоятельствам.

– Как происходила ваша встреча с Януковичем?

– Да обыкновенно. Приглашают тебя в администрацию президента и говорят, что с тобой хочет встретиться такой-то руководитель. Вы приходите, заходите в кабинет, и начинается разговор, например, про футбол. И начинается дискуссия, что вот надо поддерживать футбол, надо делать то, это… Надо делать разного рода социальные вещи. А потом это все сворачивается на какую-то понятную тематику, которая и была целью разговора.

– Так в чем была суть: они хотели, чтобы вы перестали финансировать оппозицию?

– Нет, не давать им деньги меня никто не просил, потому что у меня и так отбирали все через экономические рычаги. Всем моим предприятиям просто катастрофически не возмещали НДС, физически их убивали. И трагедия в том, что убивали те предприятия, которые, в моем понимании, преступно убивать. Например, машиностроительному предприятию КрАЗ, который экспортирует 100% своей продукции и приносит стране валютную выручку.

– А сколько вам не вернули НДС? У вас есть общие цифры?

– Только по компании Ferrexpo за 2,5 года нам не вернули 302 миллиона долларов НДС и 86 миллиона долларов плата по налогу на прибыль. И это по курсе 8. При курсе 11 гривен за доллар мы с начала года потеряли 120 миллионов долларов.

– Вы пытались договориться, чтобы вам эти деньги вернули?

– Только официально. Потому что Клименко и Арбузов прятались, с ними невозможно было встретиться. Они же все “самые великие”, “самые знающие”, вели страну к коммунизму и процветанию.

– А почему вы не поднимали эти вопросы во время встречи с Януковичем?

– Я именно эти вопросы и поднимал! Он честно все это записывал на бумажке, говорил: “Да, да, да, мы встретимся, я дам всем указания, чтобы разобрались”. И это все…

– И чем закончилась встреча? Вы отказались сотрудничать?

– Нет, он сказал мне: “Ты понимаешь, кто я?”. Я говорю: “Конечно, понимаю. Вы президент страны, в которой я живу и я уважаю вас как президента по одной простой причине, что если за вас проголосовало на честно признанных выборах 51% или 47% населения, то я как любой гражданин, люблю я или не люблю, обязан уважать эту позицию”. Ну а дальше мне следовали разного рода предложения, что я должен или не должен делать.

– Войти во фракцию “регионов”?

– Ну, как минимум, выйти из фракции БЮТ. Я не хочу вдаваться в подробности. В любом случае, до конца каденции прошлого парламента я из фракции не вышел. И мне это стоило дорого. Но меня есть жизненные принципы, я им следую, меня так воспитали родители.

Вы принимали какое-либо участие в событиях на Майдане?

– Непосредственно со щитом, с палкой и в каске я по Крещатику не бегал. Я считаю, что у каждого человека есть своя роль. Ваша роль как журналистов в том, чтобы на белое говорить белое и доносить правду до населения. А население само будет определяться, что и как делать, за кого голосовать на выборах. У меня есть своя роль – честно привлекать инвестиции в эту страну, создавать рабочие места и платить налоги. Ведь то, что сегодня мы имеем с Крымом – это ситуация колоссальной нищеты. Люди не понимают, что они купились на тройную пенсию и шанс, что завтра и станет жить лучше. Это все результат коллапса, к которому привели страну уважаемые господа – Арбузов, Клименко, Колобов и Соркин.

– Но и вы приложили свою руку — вы же, к примеру, не голосовали за отставку премьер-министра Азарова.

– Во-первых, надо проверить, голосовать я или нет, потому что когда я был, я голосовал за все. Но я ведь не голосовал и за его назначение (в день голосования по отставке Николая Азарова Константин Жеваго отсутствовал в зле — УП).

– Почему же вас не было в парламенте именно в этот день?

– Я же тоже занимаюсь ответственными делами и нахожусь где-то за рубежом, общаюсь с инвесторами и объясняю, что не надо забирать все кредиты из Украины. Вы зря это недооцениваете. Я еще раз хочу объяснить, что политические турбулентные вопросы мы имеем по сугубо экономическим основаниям.

И это касается всего — от низкого роста промышленного производства, низких доходов населения и заканчивая местными бюджетами. Вы, к примеру, знаете, что города не могли потратить свои деньги, потому что они изымались в огромном количестве? То есть формально есть по 20, 50, 100 миллионов остатка на счетах казначейских средств, а они не могут взять вообще ни копейки, потому что все забирают в центре. И поверьте это очень влияет на людей. Если в НАК “Нафтогаз” купили вышки и украли 400 миллионов долларов, об этом знает 200 человек и это никого не касается, потому что деньги ушли напрямую из резервов Центрального банка. А вот когда город не может потратить свои 50-100 миллионов ни на что, начиная от клумб и заканчивая крышами детских садиков – это касается всех. Поэтому мое глубокое убеждение: Януковича свергли не за то, что воровали и у него был дом в Межигорье, а потому что кризис коснулся всех. И довели до этого всего два ключевых человека – это Арбузов и Клименко.

– Почему вы не пробовали поговорить об этом с вашим коллегой Ахметовым: “Ринат, скажи Януковичу, что так нельзя, ты летишь в пропасть”?

– Да, у нас были такого рода дискуссии. И они происходят регулярно. Вопрос состоит в том, что, наверное, ему было комфортно в этой ситуации.

– Как вы думаете, почему арестовали Фирташа?

– Я не готов комментировать действия ФБР. Наверное, у них есть какие-то свои вопросы.

– Вообще Фирташ – это бизнесмен или это была такая коррупционная прокладка?

– Я откровенно вам скажу. Вы же видели последние четыре года правления президента. Вы видели ключевых бенефициаров благ, которые режим раздавал кому бы то ни было. Легко получить что-то на несколько миллиардов дешевле, а потом на эту разницу стать очень известным меценатом. Я считаю, что это чистое воровство и попытка с этих уворованных денег отбелить свою репутацию. Но от этого вор не перестает быть вором.

– Нужно ли сейчас реприватизировать то, что продали при Януковиче?

– Я считаю, что пусть это определяет суд. Я считаю, что все, что произошло с 2010-го года по сегодняшний день происходило неправильно. Так же воспринимается и обществом. Откровенно скажу, я тоже хотел принять участие в приватизации некоторых энергетических объектов и распределительных сетей. У меня там есть заводы, у меня есть вертикальная интеграция, мне это интересно. Но я не мог этого сделать, потому что ни одна из моих компаний не соответствовала искусственным критериям. Точно также как когда-то меня не допустили к приватизации “Криворожстали”, потому что я должен был производить кокс с таким содержанием серы, которое не предполагала даже химическая формула.

– Сейчас Игорь Коломойский и Сергей Тарута стали губернаторами. Вам предлагали возглавить какую-либо область, например Полтавскую?

– Нет, мне не предлагали. Если вы посмотрите экономические показатели Полтавской области, то вы сами увидите, кто основной донор государственного бюджета и у кого самые большие платежи в государственный бюджет на душу населения. Для вас будет приятной неожиданностью, что Полтава, например, собрала самый большой урожай зерновых за всю историю. Полтава выпускает больше всех железной руды, которая больше всего экспортируется из СНГ. Полтава имеет большой нефтегазовый регион. Проще говоря, Полтава – это островок благополучия и благосостояния в этой стране.

– Кто сейчас губернатор Полтавской области?

– Свободовец (Виктор Бугайчук – УП). К сожалению, это так. Единственный депутат от “Свободы” в горсовете города Кременчуга.

– Почему проходят такого рода назначения?

– Я считаю, что присутствует высочайший риск у новых руководителей потерять власть. Народ в этом разочаруется, народу нужны профессиональные действия. Поверьте, всякий может стать на площади и горлопанить с утра до вечера. Я хочу, чтобы эти люди показали, какую будку они в жизни построили, сколько налогов они заплатили.

– То есть, лучше Коломойский, чем депутат из городского совета Кременчуга?

– Нет, я не хотел бы так спекулировать. Человека назначили, я его лично не знаю, хотя он имел какой-то энергетический бизнес, выпускал энергооборудование, был нашим большим поставщиком. Более того, у нас к нему была масса претензий, хотя у нас всегда много претензий к украинским и западным поставщикам.

Потому что мы стараемся вести публичный бизнес, у нас какие-то лучшие западные практики в финансах, в поставках, в введении в эксплуатацию. У нас работает 25 специалистов со всего мира, они – мои сотрудники, и мы говорим только по-английски. Я требую от своих сотрудников определенного звена, чтобы они все говорили по-английски, потому что без этого невозможно работать с лучшими представителями того или иного оборудования. Они все общаются в скайпе, они летают, они приносят лучшие практики. Ну если я начал поставлять в Японию свою продукцию, я отвоевал там 15% японского рынка – то я этим очень сильно горд. Такого никогда не было при советской власти.

– 15% какого рынка?

– Железорудных окатышей в Японии. Да, и у Ferrexpo офис большой в Токио.

– Это же сырьевой бизнес?

– Нельзя так сказать. Сырьевой бизнес – это когда ты копаешь из земли или добываешь нефть из скважины. А у нас нет богатой руды, она вся бедная, ее надо обогащать, делать очень высокого качества, надо потом правильно спекать, делать окатыш. Для того, чтобы сделать такого качества окатыш, надо всего лишь вложить миллиард долларов.

Если бы это было так просто, как все об этом говорят, то почему мои русские или украинские конкуренты не поставляют на эти же рынки Японии и Германии? Потому что они не могут произвести это в соответствии с адекватными стандартами качества. Или КрАЗ. Думаете, легко было его удержать, когда все автомобильные заводы в этой стране просто упали на колени? А мы конкурируем со всем мировым автопромом.

Полтава – это серьезный нефтегазовый регион. Плюс люди вырастили самый большой за всю историю урожай,  это достойно уважения. В Полтаве все”щирі українці”, там никто не выйдет на Майдан с русским флагом. Там просто нет даже предпосылок для конфронтации или провокации. Этим я горд, потому что это результат того, что люди заняты, имеют работу, у них нормальные отношения в семьях, они получают адекватную зарплату. Хотели бы, наверное, больше, но для этого надо усерднее работать.

И мы это делаем, мы даем свет в конце тоннеля этим людям. А что происходит в восточных областях, что происходит в Днепропетровске? Мы имеем кучу металлургических или машиностроительных заводов, мы имеем кучу шахт, кучу всевозможных ГОКов, в том числе господина Коломойского – Марганецкий и Орджоникидзевский. Эти люди работают на 10-15% от своей загрузки при советской власти.

Если они работают на такие объемы загрузки, тогда понятно, что люди недовольны, не видят перспективы и хотят в три раза больше пенсию. Там создана почва для того, чтобы устраивать какие-то политические волнения.

– Все-таки, вы думаете, назначение бизнесменов Коломойского и Таруты было правильным решением?

– Я считаю, что неправильное, и всегда считал. Коломойский рассказывает: “Мы были заложниками того режима”. Да нет, заложниками были те, кто не сотрудничал с режимом, кто от него не получал никаких бенефитов.

– А он сотрудничал?

– А по-вашему, он за красивые глаза управлял “Укрнафтой”, где 51% у государства.

– Наверное, делился.

– Ну, хороший тезис. Пусть читатели решают. Когда он говорит: “Давайте мы дадим деньги на бензин”. Да не вопрос, но давайте лучше честно заплатим налоги, покажем это в публичной отчетности, тогда армии хватит денег и на бензин, и на танки, и на то, чтобы купить КрАЗы. Потому что я поставил в 2006 году КрАЗы для нужд МЧС и Минобороны по курсу 5 гривен за доллар на сколько-то там миллионов долларов и до сегодняшнего дня не могу получить деньги обратно из госбюджета. И самое главное, еще было 4 или 8 уголовных дел, потому что прокуратура пыталась доказать, проводя обыски, что мы не должны требовать эти деньги обратно. А эти КрАЗы ездили на параде в Киеве.

– Логика правительства по поводу Коломойского, что сейчас нужен авторитет, который удержит регион в своих руках.

– Вы считаете, что он является в Днепропетровской области авторитетом?

Я не житель Днепропетровской области и я не настолько глубоко разбираюсь во внутренних трендах. Но я считаю, как любой нормальный предприниматель, особенно в той стране, которая дала тебе все эти возможности, ты однозначно должен был включиться. И Коломойский должен в Днепропетровске это сделать. Или Корбан, учитывая все его заслуги перед Днепропетровской областью и всеми остальными областями. Все должны включиться и погасить сепаратизм. У каждого из нас есть масса возможностей – начиная с сотрудников предприятий и их семей…

– Выходит, Ахметов не сильно старается гасить?

– Мне сложно это комментировать. Я в Донецкой области слабо понимаю происходящее. Кто бенефициары благ, в том числе, в Донецкой области? Там же кто-то руководил государственными шахтами, брал их в концессию, что равнозначно руководить ими бесплатно.

Если построить шахту стоит миллиард долларов, то есть другой вариант – назвать это концессией и платить за нее в месяц 5 миллионов гривен. То же самое хотели сделать с портами. Я – категорически против, потому что мы – зависимые люди, мы пользуемся этой инфраструктурой, развиваем ее.

– Вы говорите, что вы страдали. Но преференция на перевозку по железной дороге ведь действовала?

– Так вы что! Тариф не только не рыночный, а тариф настолько завышен, что мы не в состоянии конкурировать с нашими конкурентами в Канаде, США, Австралии и Бразилии. Мы дизельное топливо покупали в “Укрзализныцю” по цене в полтора раза выше, а за в итоге платит потребитель. Чего я добиваюсь, и вас прошу как журналистов – требуйте этого, соберитесь все вместе и скажите: пусть “Укрзализныця” каждый месяц публикует, почем она купила дизель в прошлом месяце. Вы же прекрасно понимаете, откуда у нас бралось дизельное топливо и бензин. Кто вечные подозреваемые?

– Если не изменяет память, “Укрзализныце” поставлял Еремеев?

– А еще есть один – губернатор Днепропетровской области. И еще есть рядом стоящие. Когда завозили этот дизель, это все было без налогов. А в итоге, мы за это как потребители должны были платить.

– Курченко в этой схеме тоже был?

– Это ж он завозил – и всем раздавал.

– Так сейчас “Укрзализныця” работает по-честному или нет?

– Как я вижу результаты всех тендеров, то меня это не удовлетворяет, это не рыночная цена. К чему я веду? Подумайте. почему наши граждане бедные, почему люди не имеют зарплат? Потому что падает промпроизводство в стране 23 месяца кряду. Почему оно падает? Потому что настолько высоко производство подперли с точки зрения себестоимости. Дизельное топливо по высокой цене. Естественно, за это потребитель заплати. Электроэнергия по цене выше, чем в Европе. Потребитель заплатит. Кстати, я хочу импортировать из Европы электроэнергию, но не могу.

Сегодня электроэнергия в стране для первого класса потребителя стоит 790 гривен за мегаватт. А в Европе на моих заводах я покупаю ее по 65 долларов за мегаватт. Промышленность подперли с точки зрения себестоимости до уровня полной неконкурентоспособности.

– Вы пытались это объяснить Яценюку или Турчинову?

– Нет. По одной простой причине – что, наверное, у них совсем другие проблемы сегодня. Все же сейчас рассказывают, что мы на полувоенном положении.

– В чем это проявляется для бизнесменом?

– У нас просто дно кредитных рейтингов.

– У вас лично тоже?

– Нет, не надо про меня. У меня как раз рейтинг выше над сувереном, что является уникальным случаем для Украины. И у меня сегодня доходность, по моим бумагам, 11%. Украинское государство привлекает под 14%. А у всех остальных участников корпоративного сектора – например, 15%. И я тоже горд, потому что получил признание западными инвесторами. Потому что можно рассказывать бла-бла-бла и вот в таких журналах (Жеваго показывает на “Корреспондент с их рейтингом миллиардеров) писать о футбольных клубах и нефтеперерабатывающих заводах…

– Вы с Курченко лично были знакомы?

– Нет, я с Курченко никогда не был знаком и даже никогда в жизни не пожимал ему руку.

– Вам не предлагали через него работать?

– Нефтепродукты мы покупаем их на рынке у конечных продавцов. Более того, мы очень боимся. У меня есть куча невозмещенного НДС. Поверьте, мы по возможности все покупаем с переплатой у государственных монополий, нам не надо дисконта, чтобы не пришел потом кто-то и не сказал, что за этой фирмой-поставщиком стоит помойная яма, и поэтому из миллиарда гривен НДС мы вам не вернем 980 миллионов. Мы уже дуем на холодное молоко.

Газ мы покупаем у НАК “Нефтегаз”, железную дорогу покупаем только у “Укрзализныци” без всяких фирм-провайдеров, электричество мы покупаем напрямую на энергорынке. И дизельное топливо мы покупаем максимум у “Укртатнафты”. Потому что мы знаем, что нам должны миллиард. Мы только влезем в какую-то “халепу” на 2 миллиона – нам под этим предлогом не будут возвращать миллиард.

Это – стандартная тема, и вранью налоговой инспекции, этому беспределу, конца-края не было видно. У нас все самое белое, самое прозрачное, как слеза. Иначе никак, мы публичная компания в Лондоне. Нас аудируют очень жестоким образом. У нас два спонсора-банка – один J.P. Morgan, другой Deutsche Bank, которые не подпишут ни одной бумаги как спонсоры перед тем, как ты сдаешь отчетность, если они 85 раз это не проверят.

Отвечая на вопрос о Курченко – поверьте, что кредитные линии для всех закрылись. Существуют только те линии, которые были выбраны раньше.

– Это произошло в связи с Майданом? Или из-за отказа Януковича подписать Соглашение об ассоциации с ЕС?

– Нет, это было из-за турбулентности в Украине. На самом деле, банкиры на Западе – толерантные люди. Они говорят: “Ребята, если вы как народ считаете, что вам необходимо идти в космос, то мы в этой ситуации не можем повлиять на ваш выбор. Мы будем делать свои выводы, давать или не давать вам деньги, базируясь на ваших экономических показателях”.

Та же самая ситуация и здесь. Они всегда декларировали: “Если вы как народ хотите идти в Россию, это ваше право. Давайте посмотрим, чем это закончится. Хотите в Европу – вообще welcome, пожалуйста, с большим удовольствием”. Но когда начались реальные столкновения, то они сказали: “Ребята, мы хотим определиться, куда вы идете. Нам нужна определенность”.

– То есть, кредитные линии закрыли где-то 10 декабря?

– Нельзя сказать, что кредитные линии закрыли. Если линии были подписаны, то они действуют, но не открывали новые. Та же ситуация, как сегодня в России.

– Вернемся к персонажу по фамилии Курченко. Чем он занимался, что это было за явление?

– Мне стыдно, что некоторые финансовые аналитики в этой стране претендуют на то, что они могут советовать инвесторам, что покупать и что продавать, вот так анализируют того или иного предпринимателя. (Жеваго указывает на рейтинг журнала “Корреспондент”, который совместно с компанией “Драгон капитал” явно завысил состояние Курченко, оценив его в 2,4 миллиарда долларов – УП)

– Вы сейчас говорите о Dragon Capital, который оценил Курченко в 2,5 миллиарда?

– …Печально другое –  журналисты это подхватывают. Люди занимаются спекуляцией, которая ни на чем не базируется, а вы уводите внимание общественности, которые на это смотрят, в другие ценностные ориентиры. Люди думают: “Вот это человек добился, вот это класс!”. А неужели не понятно было, что если “Лукойл”, имеющий баланс 100 миллиардов долларов, зарабатывающий в год 8 миллиардов долларов, который имеет кэш, имеет нефть, имеет скважины, имеет специалистов всю свою жизнь, и он не мог поднять Одесский НПЗ, а тут нашелся вундеркинд (Курченко – УП), со слов известного вам человека на букву “а” (Арбузова – УП), и сказал: “А я подниму”. Ну, для меня как разумного человека возникает вопрос: “Он там что, волшебной палочкой начнет размахивать?”. Это чистый фонарь.

Тебе никто в России нефть дешевле не продаст, значит, можно только недоплатить государству Украина. Либо ты продаешь кому-то дороже рынка, получаешь нерыночную цену, и ты бенефициар этой власти. У тебя, например, “Укрзализныця” или Минобороны покупает по двойной цене. А когда не хватает налогов, потому что загнали промышленность, то эти деньги допечатывает Нацбанк, не понимая, что курс поднимется с 8 гривен до 10 или 12. И это убивает желание людей сберегать в национальной валюте.

– Почему вы молчали все это время? Вы – депутат. Вы должны были кричать с трибуны, писать интервью каждую неделю, ходить на совещания к Яценюку или Турчинову.

– Меня же туда не приглашают.

– Значит, выступайте так, чтобы вас приглашали. За все эти 4 года у вас было только интервью в “Корреспонденте”. Почему вы молчали?

– Вы должны еще знать мою ментальность. Я считаю, что я должен своим делом, как любой другой человек, доказывать. Многие говорят красиво. Но давайте оценивать факты. Я говорю,  что хочу делать успешные проекты, создавать рабочие места, инвестировать. Я специально принес годовой отчет Ferrexpo за 2012 год. (Открывает буклет – УП) Вот капитальные инвестиции в долларах США в проекты на Украине. 2012 год – 429 млн долларов, 2011 – 380, 2010 – 167, вот после кризиса 2009 – 86, вот 2008 – 276, вот 2007, это с момента IPO. И в 2013 году еще 290 млн. Знаете, сколько это денег? Это 2 миллиарда плюс долларов США! И построенный ГОК, который не построила ни одна страна бывшего Советского Союза. Вот я этим горжусь. Потому что здесь 2 тысячи рабочих мест и миллиард гривен уплаченных налогов. Вот это мой взнос в успех предприятия.

– Сколько в этих 2 миллиардах заимствованных?

– 1,1 миллиарда. Из которых 400 миллионов мне должна держава: 300 млн по НДС и 100 млн по переплаченному налогу на прибыль.

– На какой стадии разрешение вашего конфликта вокруг “Одессаоблэнерго”? Вы до сих пор судитесь с “лужниковской группой” Бабакова?

– Я с Бабаковым до сих пор в конфликте, потому что наш “краснознаменный” суд вынес очень сказочное решение. Я предложил больше денег, а суд сказал, что больше денег – это меньше денег. В 1997 году по курсу 1,75 грн, я предложил за пакет акций “Одессаоблэнерго” 27 млн гривен, что было по курсу 1,75 за доллар около 16 или 17 млн долларов. А господа Бабаков и компания, которые даже не принимали участия в конкурсе, подхватили потом ту компанию, которая была, они предложили 23 млн. И суд честно признал, что 27 млн меньше, чем 23 млн. И эти все судьи сегодня до сих пор судьи.

– Но вы судились в Лондоне, и суд удовлетворил требования ваших оппонентов.

– Лондонский суд касается не Одессаоблэнерго, он касается Ferrexpo. Лондонский суд принял решение, он сказал: “Ребята, давайте дождемся, пока пройдет вся вертикаль украинских судов, и тогда мы сразу же начнем это рассматривать”. Потому что господин Бабаков и компания потребовали одного-единственного: “Как вы можете судить в Лондоне, когда мы еще не знаем результатов судов на Украине? Давайте дождемся”. И суд абсолютно справедливо принял такое решение. Он приостановил рассмотрение и стал ждать, пока на Украине пройдут все суды.

– Вы с Коломойским общаетесь?

– Общаемся, почему же нет?

– У вас закончился конфликт вокруг Полтавского ГОКа?

– А у нас с ним никогда не было конфликта. Человек купил на Лондонской фондовой бирже акции Ferrexpo, 3 или 4%. Купил задешево, продал задорого. Он сделал какое-то инвестиционное вложение.

– Сколько он заработал  на ваших акциях?

– Мне сложно сказать. По-моему, где-то была отчетность в прессе – несколько десятков миллионов долларов. Так все заработали! Но когда в 2008 году случился глобальный финансовый кризис, все инвесторы в панике бежали с развивающихся рынков, в том числе, и с рынка Украины. Я знаю еще 5 украинцев, которые заработали на акциях Ferrexpo больше, чем Коломойский. И я горд этим. Я считаю, что если люди понимают специфику и видят перспективу, да им честь и хвала. И лучше бы украинцы заработали, чем заработали нью-йоркцы.

– То есть, у вас с Коломойским уже никаких конфликтов нет?

– Да у меня с ним никогда и не было конфликтов. Ну он пришел, сказал: “Мы хотим место в совете”. Я ему сказал: “Дорогие друзья, вам не положено. По законам фондовой биржи, вы можете претендовать в таком-то случае, или если вас поддержат другие акционеры”. Они и не имели права требовать, и акционеры их не поддержали, учитывая их репутацию. Вот и все.

– Сейчас Коломойский и Пинчук судятся в Лондоне из-за активов “УкрРудПрома”.

– Мое мнение, что “УкрРудПром” приватизировали незаконно. Вот я – участник этой индустрии, и хотел бы поучаствовать в приватизации всех предприятий. Я заплатил бы больше, чем 45 миллионов долларов за контрольный пакет Северного ГОКа или 55 миллионов Ингулецкого ГОКа. Такие цены, в моем понимании – курам на смех. Но меня не пустили к приватизации, потому что у меня не было до этого пакета акций в предприятиях “Укррудпрома”.  Я говорил об этом Новинскому, Ахметову, Коломойскому. Но кроме них, есть же еще другие бенефициары, которые обеспечили подписание этого закона одним известным дядей.

– Как вы думаете, чем закончится этот суд? Вы понятийно на стороне Коломойского или Пинчука?

– Я считаю, что, в принципе, процесс неправильный. Мы можем получить такое решение, что британский суд скажет, что вообще неправильный был процесс приватизации как таковой. И тогда украинские законодатели или украинский суд должен принимать решение по этому поводу.

То, что я всегда лоббировал – это транспарентность и прямая продажа на аукционе. Я считаю, пусть деньги людей расставят по местам. И задайте вопрос любому руководителю в этой стране. Я никогда не пришел и не сказал: “Я хочу чего-то”. Мне жалко тратить время на то, что рано или поздно закончится плохо.

– С каким олигархом ни говоришь, все говорят, какой он правильный, а все остальные неправильные.

– Ты прав на 100%. А для того, чтобы отделить зерна от плевел, проанализируйте факты.

– Кто, по вашему мнению, был бы сейчас лучшим президентом для Украины?

– Я вам не назову фамилию, вы сами догадаетесь. Я считаю, что президентом должен быть человек с заслугами, который построил в этой стране не одну будку, а две или три, который создал какие-то рабочие места, заплатил много налогов, проинвестировал. Чтобы это был образованный человек, который имел опыт государственного управления, чтобы это был человек, который поведет нас в Европу. Я в этой ситуации даже не собираюсь полагаться на команду, которая будет сопровождать этого человека. Я буду очень сильно полагаться на Брюссель.

Я считаю, мы не должны изобретать велосипед или рвать глотку, в какую сторону идти. Мы должны получить в каждое министерство 10 человек консультантов из Брюсселя, который придут и скажут: “Вы должны делать вот так. Вы этого не понимаете сегодня из-за своих знаний или потому, что жили в королевстве кривых зеркал. Но пройдет два года, и вы это все увидите”. Это для меня очень важно. Потому что я иногда просто устаю навязывать доброе, вечное, ценное, потому что не всегда люди это понимают.

 Жеваго і Порошенко. Фото Дмитра Ларіна

– Сейчас бурные дискуссии вызывает тема баллотирования в президенты Юлии Тимошенко. Вы считаете, что ей стоит делать?

– У нас выборы в два тура. Если у нее есть внутренняя убежденность, что ее очень поддерживает народ, то она должна идти. Я убежден, что у нее есть огромное количество приверженцев. Есть масса людей, которые ее в чем-то недолюбливают. Но я считаю, что справедливые выборы как вскрытие все покажут.

– Какую роль в истории Украины сыграл газовый контракт с Россией, который Тимошенко благословила в 2009 году?

– В том виде, как он был подписан, – я считаю, что это неправильный и ненужный Украине контракт. Потому что неправильно платить за газ больше, чем платят потребители в Германии, делая нас неконкурентоспособными.

– А почему вы не протестовали, когда вы были во фракции?

– Я протестовал. Вы же не знаете о моих дискуссиях, не знаете о моих отношениях в тот момент и с “Нафтогазом”.

– В этом контракте есть коррупционная составляющая?

– Мне сложно сказать, я не был участником. Визуально я не очень понимаю, как это можно было материализовать. Все настолько публично.

– Я проанализировал статистику ваших посещений. Вы были зарегистрированы в парламенте 10 раз, а отсутствовали 104 раза, и не подали ни одного законопроекта. Зачем вам депутатский мандат?

– Работа же не состоит только в зале. Я беспрерывно депутат с 1998 года и столкнулся с тем за последние годы, что, к сожалению, не могу сам подписывать законопроекты. Они часто вызывают бурную реакцию, причем и с  одной, и с другой стороны. Потом от меня начинают что-то хотеть, каждый говорит: “Я тебя поддержу, если ты сделаешь то или сделаешь это”. Мне такое не нужно. Мне необходимы законы, которые будут приниматься. Законы, которые я хочу, чтобы в этой стране были, но мне важно, чтобы эти законы принимались в конце концов..

– Вы проводите много времени в Британии, постоянно декларируете западные принципы. Но если бы в британском парламенте депутат, как вы, пропустил 90% заседания и подал 0 законопроектов, это была бы черная метка до конца его политической карьеры.

– Это несправедливо. Там есть переднескамеечники и люди, которые сидят на задних скамейках. Это те люди, которые работают в полях. И поверьте, я с 1998 года переизбираюсь в одном и том же округе. На последних выборах 2012 года я получил 62% поддержки населения. Значит, я, наверное, что-то делаю.

– За вас голосуют ваши рабочие как крепостные.

– Это несправедливо. Почему крепостные? Работников предприятий, которые там находятся – 10 тысяч человек. И не все 10 тысяч человек за меня голосуют, у нас там полная демократия и плюрализм. И при этом всем я набираю 62% голосов. Я смог привлечь 2 миллиарда долларов инвестиций в эту конкретную территорию и еще сотни миллионов в другие территории в Украине. Если бы в этой стране нашлось таких еще 50 из 450 депутатов, которые сделали то же самое, то эта страна получила бы 100 миллиардов долларов инвестиций.

Для меня очень важны законы, которые позволяют строить успешные проекты во благо этой страны…

– Но вы не подали ни одного законопроекта. Так зачем вам быть депутатом? Для вас это только депутатская неприкосновенность и паспорт, который позволяет ездить в шенген без визы?

– Это сегодня не есть для меня проблема – шенгенскую визу, поверьте мне, любому нормальному человеку, который ведет успешную политическую и экономическую деятельность, получить несложно.

– Если бы на вашем заводе менеджер отсутствовал 90% времени, то вы бы его уволили через неделю. Вы так уже третий год отсутствуете на рабочем месте.

– Если бы моего менеджера избирал трудовой коллектив, как в профсоюзе, то я не смогу уволить своего лидера профсоюза. Он – выбранный человек, и я даже не слежу, чем он занимается. Он должен отстаивать интересы трудового коллектива, а не должен сидеть за столом и протирать штаны. Ходить на рабочее место – это 10% от обязанностей депутата.

За 15 лет своего депутатства я столкнулся с тем, что ты должен быть членом депутатского корпуса, чтобы иметь равнозначный, равноценный, как минимум, депутатский голос. Вопрос же не в том, кто нажимает кнопки или кто воюет возле трибуны. Вопрос в том, кто пишет законы и кто эти законы, в конце концов, принимает. У меня по каждому бизнесу, по каждому направлению есть огромное количество людей, которые выросли вместе со мной, они восприняли стандарты, образовались, я их воспитал, они ездили по всему свету…

– Вы будете баллотироваться снова?

– Конечно, буду. Я думаю, что следующие выборы будут не мажоритарные, а списочные. Это большее благо для страны. Определенная партия должна брать на себя ответственность после победы, назначать всю исполнительную власть и выполнять свои обещания. Если она обещания свои выполняет, то для них самой большой заслугой является переизбрание, а самым большим наказанием является отправление в утилизацию.

– Где в этой схеме разделение бизнеса и политики, как положено во всех демократических странах?

– Я полностью с вами согласен. Когда вы сказали, что Коломойского назначили губернатором, я к этому отношусь плохо, потому что это чистая олигархия – сплав капитала и политики.

– Но во всем мире так положено, что если вы идете в политику, вы перестаете управлять бизнесом. А вы реально являетесь руководителем компании Ferrexpo, хотя Конституция запрещает совмещать депутатский мандат с любой другой деятельностью..

– Вы ошибаетесь, я не нарушаю никаких законов в этой Украине. Моя трудовая книжка находится в парламенте. А от того, что я исполняю какие-то функции за рубежом, я не нарушаю ни одного закона – об этом говорю не только я, а “лоеры”, которые делают свое правовое заключение и потом отдают его регуляторам на Лондонской фондовой бирже.

– У вас есть вид на жительство в Великобритании?

– Нет. И паспорта у меня нет. Я не имею права себе это позволить по закону.  И моя супруга не имеет вида на жительство в Великобритании, но там учится мой сын, получает знания, которые потом он очень хочет использовать на благо той страны…

– Он тоже будет избираться по вашему округу в парламент?

– Если люди сочтут необходимым его поддержать на выборах, то я буду очень этим горд и счастлив.

 

Автори: Мустафа Найем, Сергій Лещенко, УП

Джерело: УП

Advertisements

Залишити коментар

Filed under Uncategorized

Напишіть відгук

Please log in using one of these methods to post your comment:

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s